Вопрос-ответ

ВОПРОС (задан радиослушателем «Радио Посад»): Благодарю за беседу! У меня возник такой вопрос. Будет ли польза от молитвы человеку, который никакой связи с Богом не имеет, т.е. «кругленький, без единой антенночки, которая соединяла бы его с Богом», как выразился о. Владимир, ведь Господь многомилостив и всемогущ. И еще хотелось знать, чем отличается заказная записка от записки, поданной на проскомидию.

ОТВЕТ: 

Спасибо за вопрос! При размышлении над ответом на него прошу учесть контекст беседы.

Нашу радиопередачу слушают, если можно так выразиться — и думаю, что не ошибусь — «среднестатистические» христиане, для которых время молитвы занимает не настолько большую часть суток, чтобы быть в постоянном молитвенном состоянии. Не то бывает у подвижников молитвы, для которых разговор с Богом так же естественен, как для нас — дыхание атмосферным воздухом. И те, и другие — молятся. И у первых, и у вторых происходит молитвенное движение души к Богу. Но результаты, плоды молитвы разнятся между собою так же, как — чтобы было понятнее, приведу грубоватую, но вполне общепризнанную аналогию — результаты начинающих спортсменов, перворазрядников, с одной стороны, и олимпийских чемпионов — с другой. Святые отцы передали нам тайну, неведомую светской науке: молитва может быть словесной, умной и сердечной. И виды эти различаются между собой так же, как таблица умножения от интегрального исчисления, хотя и то, и другое — всё математика. О молитве какого уровня шла речь в нашей недавней радиобеседе? — конечно же, о доступной всем нам молитве «перворазрядников». Молитва же настоящих подвижников — как мощный разряд молнии, пробивающий расстояние между небом и землёй, чего не в состоянии сделать ни одна, даже самая качественная батарейка.

Вы правы: Господь многомилостив и всемогущ. Но вот люди-то — не таковы. А поскольку молитва к Богу идёт через человеков, то и ключ к ответу лежит в сердце человека молящегося. Насколько это сердце близко к Богу, настолько и действенна молитва. Мы знаем из Священного Писания, что сердце смиренное Господь не уничижит, то-есть, ответит и исполнит по его просьбе. И даже не обязательно, как нам передал преподобный Силуан Афонский, для этого быть святым. На первое место здесь встают такие свойства души, как смирение и нищета духа. Когда молился святой Иоанн Кронштадский, Господь творил по его молитве чудеса — с кем бы то ни было. Когда Бога просили Оптинские старцы — те же плоды молитвы. Когда Евангельского разслабленного, который сам не мог придти к Иисусу, принесли четыре его друга и, разобрав крышу дома, спустили его на верёвках перед Спасителем, чтобы Он излечил, другими словами — спас его, эти четыре человека, видимо, очень любили своего друга, что проделали такой трудный путь и не побоялись последствий для себя от рассерженного хозяина дома Представьте, что кто-нибудь, без спросу, разберёт крышу чужого дома, пусть даже и с самыми благими намерениями: что будет чувствовать и что будет делать этот разорённый (а вероятно, и разъярённый) хозяин? Вряд ли его эмоции будут положительными. Но любовь — настоящая — готова взять на себя и эти испытания, готова пострадать за други своя, а то и жизнь положить, по слову Христа. Вот и проверка молитвы: если наша любовь к тому, за кого молимся, такова, что мы имеем силы «разобрать крышу» и понести крест последствий наших трудов по оказанию любви нашему ближнему, тогда, как написано у пророка Давида: «Даст тебе Господь по сердцу твоему». Как видим, закон духовной жизни прост: молитва приносит плоды в той мере, в какой сердце человека приближено к Богу. А как же узнать — объективно — степень приближения к Богу, и не какого-то абстрактного сердца, а именно нашего, каждого из нас, молящегося и интересующегося молитвою? Критериев, по-видимому много, но вот самый наглядный. Каждый может себе ответить на простой вопрос: сколько часов, или минут, или секунд в сутки его мысли и чувства, проявления его воли, его поступки живут и действуют в памяти о Боге? Давайте разделим количество времени суток: 24 часа/1440 минут/86400 секунд — на то реальное время — наше личное время, — которое действительно у каждого из нас в этот день посвящено памяти о Боге, молитвенному общению со Христом, исполнению Его заповедей? И если ответ в душе будет честным — а по-другому нельзя — мы получим настолько же прямой ответ о той мере благодати, которую мы способны и готовы принять от Бога. Скажем честно: она будет невелика.

Приведём одно сравнение. Мы знаем, что сила солнечного света по всей поверхности Земли — одна и та же, равновелика. Но почему тогда, если этот свет принимает курский чернозём или земля джунглей Амазонки, то растительность буквально буйствует, а вот если под Солнцем оказываются пустынные пески Сахары или ледяные горы Антарктиды, не растёт и былинка. Так ведь и сердца людей: открытые к Богу, принимающие Его благодатную волю — получают «по сердцу своему», а души оледеневшие или засохшие (по отношению к Богу) — тоже получают «по сердцу своему». По-моему, ответ ясен: если молитва молящегося человека сильна растопить лёд антарктического сердца и оросить слёзным дождём (как это бывало у святых подвижников) засохшее сердце того, за кого молитвенник молится — тогда великая будет польза, в том числе и тому, кто «кругленький, без единой антенночки, которая соединяла бы его с Богом». Тем не менее, мы и малой пользе от Бога будем рады: ведь от Бога же, от Солнца правды!.

Правда, может возникнуть ещё один вопрос: «Но мы же подаём записки с молитвой в Церковь? Ведь сила церковной молитвы должна быть велика? Уж она-то может дойти до Бога?» Да, молитва всей Церкви велика и приходит к Богу. Но Церковь — не магическое «резонансное» устройство, в которое что ни кинь, то волшебно вырастет и само собою умножится. Церковь — это весь народ, молящийся народ. И народ не обезличенный, а личностный, в который входим и мы с Вами. И значит, насколько мы, именно мы, живо, искренно, «всею душею, всем сердцем, всем помышлением и всею крепостию своею» (так в Евангелии) молимся, настолько сильной и получается общая молитва. Вот и выходит, что дело-то всё — в нас с Вами. Так что, давайте будем молиться и учиться молитве. У кого учиться? У самых знающих учителей — у святых отцов, которые всю жизнь посвятили этой «науке из наук и искусству из искусств». Им Господь отвечал на все вопросы. Надеемся, что и нам на некоторые ответит — если научимся.

На вторую часть Вашего вопроса — о «заказных» и «проскомидийных» записках — в разных храмах ответят по-разному. И это будет естественно, потому что молитву нельзя «стандартизировать», это процесс творческий, хотя, как и любое творчество, творение молитвы имеет свои каноны. Самое главное поминовение по запискам происходит во время Литургии на проскомидии, одновременно с изъятием частиц за каждое имя из приносимых просфор. Особенность тайного (т.е., не во всеуслышание) поминания такова, что частички эти, символизирующие души тех, за кого молятся, в конце Литургии опускаются в Чашу с молитвенным прошением, чтобы Господь омыл грехи тех, чьи имена «стоят» за каждой частицей, «Своею Честною Кровию» и «молитвами святых»). А затем эти имена могут ещё несколько раз произноситься за Богослужением: вслух на амвоне после чтения Евангелия, потом в алтаре в конце Евхаристического канона, когда поётся хором песнопение «Достойно есть, яко воистину блажити Тя, Богородицу…». После Литургии эти же имена могут быть помянуты на молебне (заздравные записки) или на панихиде/литии (заупокойные записки). Такое многократное поминовение тех, кто указаны в записках, может называться «заказным», также и сами записки могут называться «заказными». Кратко сказать: заказные записки читаются в храме чаще, чем не заказные, хотя эти вторые-третьи-четвёртые поминания можно уподобить кругам на воде: так же, как главный всплеск на воде даёт один камень, а кругов бывает потом много, так же и молитва на проскомидии, при вынимании частиц из просфор за живых и умерших, является основной, а все остальные поминовения, как вслух, так и негласно в алтаре — это её отзвуки.

Ещё раз спасибо за вопрос.

P.S. Если Вы действительно хотите узнать о молитве, почитайте творения святых отцов, например, святителя Феофана, святителя Игнатия Кавказского и других. Если же, как можно предположить, на это в современном суетном мире времени не найдётся, но всё же хочется — найдите книги Н.М.Новикова о молитве или же его авторские беседы на его сайте. Узнаете много полезного для души.

протоиерей Владимир Янгичер.

———————-

 

ВОПРОС: Что необходимо для Крещения в вашем храме?

ОТВЕТ: Крещение в нашем храме совершается, как правило, по воскресным дням по предварительной договоренности со священником, за одну-две недели заранее.

Взрослые крещаемые должны предварительно пройти огласительные беседы со священником. Беседы проходят по субботам по окончании вечернего Богослужения (около 20-00). Также о Таинстве Крещения советуем вам прочесть здесь.

Крестным (восприемником) может быть только крещенный православный христианин, который знает, исповедует и старается посильно осуществлять в своей жизни Евангельские заповеди. Крестные родители должны знать основные положения Православной веры, главные церковные молитвы (хотя бы «Отче наш»), участвовать в церковных Таинствах Исповеди и Причастия. Тот, кто не соответствует этим перечисленным минимальным условиям, не может — ни по закону совести, ни по Церковным канонам — брать на себя ответственность быть восприемником при Таинстве Крещения и духовным воспитателем. По традиции, супруги не могут быть крестными у одного ребенка.

Для крещения грудных детей необходимо иметь при себе:

крестик (на ленточке или цепочке);

крестильную рубашку;

полотенце;

дополнительную пеленку.

Для крещения детей старшего возраста и взрослых необходимо иметь при себе:

крестик (на ленточке или цепочке);

крестильную рубашку (любая светлая, желательно белая сорочка без рисунка);

полотенце;

шлепанцы;

простыню (чтобы крещаемый мог обернуться ею).

Если крестик приобретен не в церковной лавке, а в обычном магазине, то необходимо попросить священника освятить его.

Помните, что фото и видеосъемка в храме совершается только с благословения священника и благоговейно, дабы не мешать молитве и совершению таинства.

По всем возникающим у вас вопросам вы можете обратиться к настоятелю храма, протоиерею Владимиру, по круглосуточному телефону

8 (903) 799-799-2

 ————————————————————————————-

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, почему женщинам в храм надо приходить обязательно в традиционной одежде? Разве для Бога это является важным?

Прихожанка.

ОТВЕТ: Уважаемая Прихожанка нашего святого храма!

Скромно напоминаем Вам, что нашей общиной пройден очень трудный, но и прекрасный путь по восстановлению почти уже разрушенной безбожниками святыни: чудного здания храма Рождества Христова XVIII века, построенного в редком стиле «русского барокко». Разорили его быстро, а вот на восстановление ушли многие годы. Сейчас, с помощью Божией, храм украшен благолепно. В этом Вы можете убедиться, взирая на фресковую роспись, мозаику, иконы, убранство, слушая молитвенное пение. Но главное украшение храма — это, конечно же, люди, приходящие в него. Как говорит русская пословица, не место красит человека, но человек украшает место, в котором он находится.

Есть благолепие внешнее — телесное, и есть внутреннее — духовное. Внутреннее — это тайна каждого человека, сейчас наше слово не об этом. А вот внешнее — видно всем. Все мы ещё в школе учили афоризм А.П. Чехов: «В человеке должно быть всё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли».

Люди, приходящие в храм, стремятся к красоте, к гармонии внутреннего и внешнего, души и одежды. Приходя в храм на Богослужение в традиционной одежде, мы выказываем этим уважение ко всем постоянным прихожанам — не только нашего, но и всех святых храмов Русской Православной Церкви, и не только нашего времени, но и всех прошедших веков, в которые закладывалась великая культура Святой Руси. Наши достойные предки веками старались — и мы, вслед за ними, стараемся сейчас, по мере возможности, сохранять внешнее благолепие, приходя в Храм на Богослужение в одежде, соответствующей святости места и торжественности момента. Конечно же, для Бога важна не одежда Ваша, а душа, на одежду Он не смотрит. Дело не в Боге, а в Вас, точнее, в Вашем отношении к святыне, в уважении к традициям русского народа, к нашей великой культуре, которая складывалась бережно и нежно, капля по капле, тысячелетиями. Разумеется, что никто из нас не хочет приложить руку к тому, чтобы эта красота была бы (не дай Бог!) разрушена и исчезла бы — тоже капля за каплей, сначала внешняя, а затем и внутренняя.

К тому же, кроме религиозных убеждений (или даже при отсутствии таковых), существуют ещё простые правила приличия. Надо помнить, что мы приходим не просто в здание храма, но в Дом Божий (!), а значит, образно говоря, в гости к Богу, а значит, и в гости ко всем Его святым, которые здесь живут своими душами. Естественно, что во всяком доме хозяева имеют право по-своему устроить порядок проживания. И ещё они вправе ожидать от приходящих гостей уважения к себе и соблюдения норм общежития, сложившихся в этом доме. Если же гости начнут устанавливать свои правила, пусть где-то и безвредные, но в данном случае неуместные, то выходит неприлично. Как писал ещё один из наших великих классиков, А.С. Пушкин: «Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности».

С русскими классиками трудно не согласиться.

протоиерей Владимир Янгичер

(93)